Все новости



























































































































































































































































География посетителей

sem40 statistic
«    Июль 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Герт Вилдерс: последний голландский националист

В Голландии только что закончились масштабные столкновения между полицией и толпами разъярённых турок — погромы начались после того, как Амстердам не пустил в страну двух турецких министров. Причина несостоявшегося визита османских политиков замечательна: в Турции скоро референдум, а у Эрдогана в Европе серьёзная электоральная база — в одной только Голландии живёт 400 тысяч турок, а Германия с её 1,4 млн человек диаспоры это вообще четвёртый по важности избирательный округ после Стамбула, Измира и Анкары. Но министров не пустили, и в ответ амстердамские улицы заполнила армия взбешённых многонациональных голландцев турецкого происхождения.

Сам Эрдоган тоже не остался в стороне: в частности, назвал Нидерланды «последним бастионом нацизма в Европе» и пообещал суровые кары «исламофобам», которые «натравили на честных турок собак и лошадей». Лошади — это, вероятно, конная полиция. Кого турецкий президент имел ввиду под «собаками», можно только догадываться. Отчасти в увлекательном дипломатическом конфликте виновны голландские правые, которые пользуются авторитаризмом Эрдогана как поводом для критики ислама и миграции. О них мы и поговорим.

Уже 15 марта в Нидерландах состоятся очередные выборы в нижнюю палату парламента. Политический облик королевства может измениться на многие годы. Серьезные шансы на победу у «Партии за свободу» (часто ошибочно именуемая «Партией свободы») — единственной в стране по-настоящему популярной политической организации, выступающей с позиций голландского национализма, антиисламизма и евроскептицизма. Лидер — Герт Вилдерс, человек крайне неординарный и, по совместительству, самый известный нидерландский политик в мире.

Мировой тренд на национализм, подтвержденный Брекзитом и победой Дональда Трампа, ожидаемо спровоцировал рост популярности евроскептических партий в странах Евросоюза. Коснулся он и толерантного королевства в сердце Западной Европы, в котором давно легализованы однополые браки и легкие наркотики, а за миграцией, кажется, никто никогда не следил. Сам Вилдерс назвал это явление патриотической весной. Теперь его партия популярнее даже правящей «Народной партии за свободу и демократию». Это значит, что ее лидеру Марку Рютте, ныне занимающему пост премьер-министра, придется считаться с победителями и, возможно, формировать с ними общую коалицию.

Поскольку Нидерланды — это парламентское королевство, вопрос формирования коалиции в парламенте — ключевой. Лидер партии, ответственной за это, как правило становится премьер-министром. И Вилдерс близок к мечте как никогда ранее. Но даже если прогнозы скептиков сбудутся, и националисты не смогут сформировать коалицию после своей победы, или же займут на выборах второе место — мейнстримным партиям все равно придется учитывать возросший спрос на евроскептицизм. Возможно, либеральные консерваторы из «Народной партии за свободу и демократию» попытаются инициировать референдум о выходе из ЕС, последовав примеру британских коллег.

Так или иначе, именно сейчас — звездный час Вилдерса и его партии. Однако грядущему триумфу предшествовало почти два десятилетия, проведенных в жесткой оппозиции к существующему либерально-социалистическому режиму.

Паломничество на Святую землю

Герт Вилдерс родился в 1963 году в Венло, небольшом городке на западе Лимбурга — нидерландской провинции, исторически связанной с Фландрией, культурно-политическим сердцем голландского национализма. Семья Вилдерсов, как и полагается, была многодетной, очень религиозной и олицетворяла собой утерянное величие Нидерландской империи: отец — фламандский католик, мать — уроженка голландской Индонезии. Патриотизм в этой семье был естественным и органичным, порой приобретая крайние формы. Отец Вилдерса, помня надругательство немцев над родной страной, отказывался посещать Германию и слышать немецкую речь даже спустя 40 лет после войны.

После школы будущий политик изучал медицинское страхование в Амстердаме, а затем поступил на юридический факультет Открытого университета. Школьник Вилдерс мечтал объездить весь мир, однако после получения юридического образования осознал, что кругосветное путешествие ему явно не по карману. Не желая работать клерком в конторе, молодой юрист решился на авантюру и уехал в Израиль, подрабатывая волонтером в еврейских деревнях-мошавах. Эта история выглядит еще более авантюрной, если вспомнить, что у Вилдерса нет еврейских корней — ни на гражданство, ни на службу в армии он рассчитывать не мог.

На заработанные деньги Вилдерс объездил близлежащие арабские страны, поразившись их чудовищной культурной, политической и технологической отсталости, сильно контрастирующей с полностью европеизированным Израилем. Тогда же молодой голландец обратил внимание на глубокое чувство национальной солидарности, свойственное израильтянам, их готовность отразить любой удар со стороны арабских интервентов.

Трудно было не ощутить той кошмарной угрозы, которую несет всей западной цивилизации едва зарождающийся радикальный ислам, вызревавший в этих суровых пустынных землях. В то время чудовищная гидра исламского фундаментализма еще кое-как сдерживалась местными светскими диктаторами, но непомерная воинственность арабов, мечтающих стереть Израиль с лица земли, стала роковой прелюдией терактам Аль-Каиды и ИГИЛ в европейских и американских городах. Герт Вилдерс вернулся домой убежденным националистом.

20 лет в оппозиции

Из Израиля Вилдерс переехал в Утрехт, работать в небольшой фирме, специализирующейся на медицинском страховании. Рано проявившийся интерес к политическим вопросам заставил голландца попробовать себя в журналистике. Быстро обзаведясь связями, Вилдерс получил должность спичрайтера той самой «Народной партии за свободу и демократию». На дворе стоял конец 80-х, и в то время она была едва ли не единственной правой силой в стране.

Покровителем и ментором амбициозного спичрайтера стал депутат Фриц Болкестайн, возглавивший партию в 1990 году. Матерый трибун сделал Герта Вилдерса своим советником по международным делам, полагаясь на исключительную осведомленность в вопросах мировой и в особенности ближневосточной политики.

Болкестайн — первый голландский политик, открыто критиковавший ислам и неконтролируемую иммиграцию. Но его, как и Эноха Пауэлла в Великобритании, просто отказывались слушать. Он обучил советника всем политическим приёмам, которыми владел, видя в нем преемника на посту лидера партии. Все, кто когда-либо знал Болкестайна, описывали его отношение к Вилдерсу как отеческое. Неудивительно, что за 8 лет последний проделал грандиозный путь от мелкого консультанта по международной политике до депутата нижней палаты парламента, став одним из наиболее заметных членов своей партии.

Пепельные волосы, любовь к дорогим костюмам и заносчивое поведение стали «визитной карточкой» Герта Вилдерса еще на заре его политической карьеры

В 1997-м Вилдерс становится членом городского совета Утрехта, годом позже — депутатом нижней палаты от «Народной партии за свободу и демократию», быстро завоевав репутацию одного из самых радикальных нидерландских политиков. Тезисы его политической программы сформировались именно в то время, не изменившись за 20 лет: «Ислам — не религия, а тоталитарная идеология», «Нет умеренного ислама, есть лишь умеренные мусульмане», «Коран — экстремистская литература». Столь радикальная и неприемлемая для некоторых критика одной из мировых религий парадоксально сочетается в Вилдерсе с крайней либеральностью в социальных вопросах — и это, пожалуй, единственное, что удерживало его в очень умеренной, почти вегетарианской «Народной партии».

На самом деле многие аспекты политических взглядов Вилдерса сформировались под влиянием главного законодателя мод голландских правых — Пима Фортёйна. Открытый гомосексуалист, сибарит и либертарианец, Фортёйн поддерживал все либеральные инициативы нидерландского правительства — от легализации однополых браков до легких наркотиков или эвтаназии. С другой стороны, именно он стал самым главным критиком не только радикальных форм ислама, но и мусульманской цивилизации вообще, упрекая ее в варварстве, хронической недоразвитости и патологической неприспособленности к свободе.

 

Пим Фортёйн дал начало политической концепции под названием фортёйнизм — по сути лишь последовательному продолжению классического либерализма — и заключенной в одной фразе: «Твоя свобода заканчивается там, где начинается свобода другого». Соответственно, систему ценностей, которая, согласно Фортёйну, систематически проповедует нарушение свободы других индивидов (например, ислам), следует исключить из цивилизованного демократического общества. Такой вот либерализм с зубами.

За свои взгляды Фортёйн поплатился жизнью в 2002 году. Убийца, Волкерт ван дер Граф — этнический голландец, психологически порабощенный леволиберальной пропагандой. На суде ван дер Граф открыто заявил, что вступился за нидерландских мусульман. Парадокс в том, что Фортёйн, с его-то неполиткорректными взглядами, даже при жизни не попал в маргинальное поле. А после своей смерти политик вообще стал едва ли не национальным героем — памятники ему установлены почти по всей стране. А в 2004 году, в ходе телевизионного голосования, его избрали величайшим нидерландцем всех времен, оставив позади Вильгельма Оранского, Рембрандта и Ван Гога.

И это если не говорить о политическом успехе фортёйнизма, де-факто ставшего идеологией всех голландских правых.

Вилдерс, однако, не собирался копировать покойного кумира и пошел дальше, обратившись к голландскому национализму — идее, давно отвергнутой всеми мейнстримными правыми в Нидерландах, включая Фортёйна. В своих публичных выступлениях, начиная с 2000 года, Вилдерс периодически поднимает тему воссоединения Фландрии с Нидерландами. В конце концов, кому еще как не Вилдерсу, уроженцу Лимбурга и наполовину фламандцу, поднять павшее знамя паннидерландизма(1). Он не мог позволить себе оставаться членом партии, полностью состоящей из стремительно левеющих центристов — либералов, либертарианцев и тех, кого нынче принято называть «cuckservatives»(2).

В сентябре 2004 года Герт Вилдерс, собрав группу сторонников, выходит из «Народной партии за свободу и демократию» и создает «Партию за свободу». Оборвав связь с либералами, он стал лидером собственной политической силы, основными столпами которой стали голландский национализм, антиисламизм, евроскептицизм и либерализм.

Вилдерс со своими сторонниками настаивает на введении пятилетнего моратория на миграцию из неевропейских стран, выселении нелегальных иммигрантов, выходе из Евросоюза, более тесных дипломатических и экономических отношениях с Россией. В социальных и экономических вопросах «Партия за свободу» склоняется к крайне либеральным взглядам, близким к правому либертарианству. Урезание социальных пособий, радикальное снижение налогов и минимизация государственного вмешательства в экономику — программа естественная для исторически торгового государства Нидерланды. Как последовательный консерватор, Вилдерс настаивает на закреплении в Конституции трех идейно-философских основ нидерландского королевства — христианства, иудаизма и гуманизма. Кроме того, «Партия свободы» выступает за создание программ по репатриации этнических голландцев из бывших колониальных владений, включая южноафриканских буров, на геноцид которых мировая общественность единодушно наплевала. Отдельный пункт партийной программы — снятие запрета на курение в общественных местах, а также выход Нидерландов из ряда международных программ по борьбе с курением и изменением климата.

Логотип «Партии за свободу» — парящий орел, окрашенный в цвета нидерландского флага

Вилдерс быстро стал известен благодаря не только репутации последнего нидерландского националиста и критике ислама, но и яркому, несколько эксцентричному образу. Зачесанная назад копна пепельных волос сделала Герта невероятно узнаваемым, а в прессе он получил прозвища «голландский Моцарт» и «самый известный крашеный блондин со времен Мэрилин Монро». Сейчас, однако, Вилдерса все чаще величают нидерландским Трампом.

Будучи единственным в своей стране подлинным оппозиционером — не к карикатурной оруэлловской партии власти, а к леволиберальному миропорядку вообще — Герт Вилдерс ежедневно рискует. На него совершено несколько покушений, самое первое — еще в ноябре 2004-го, когда «Партия за свободу» только-только появилась на свет. С тех пор Вилдерсу приходят сотни угроз в месяц, в основном — от неуравновешенных мусульман и социалистов, обещающих отправить его к Фортёйну. Он вынужден нанимать охрану и регулярно отчитываться перед полицией, а о личной жизни и речи не идет: со своей женой Кристиной отважный политик в целях ее безопасности видится лишь раз в неделю.

Герт Вилдерс побил все мыслимые и немыслимые рекорды по количеству людей, желающих его убить

Настоящая международная слава пришла к Вилдерсу в 2008 году, после публикации скандального короткометражного фильма «Фитна», тут же запрещенного в нескольких мусульманских странах. Рассказывать, почему этот фильм произвел фурор, можно бесконечно долго, лучше сами с ним ознакомьтесь:

 

 

После 2008 года, несмотря на отсутствие громких скандалов, известность и популярность «Партии за свободу» продолжала расти, достигнув своего пика в этом году. По последним данным, националисты могут получить от 20 до 35 мест в 150-местном парламенте, обгоняя по популярности бывших однопартийцев своего лидера — либералов из «Народной партии за свободу и демократию», сильно поправевших за последние несколько лет. Лидер либералов, Марк Рютте, не так давно поругался с Вилдерсом в твиттере, наотрез оказавшись формировать с ультраправыми коалицию — и это при существенном сходстве экономической и миграционной программ обеих партий. Однако после выборов, скорее всего, премьер-министр Рютте проявит большую гибкость и сговорчивость, не желая допускать к власти «зеленых» и социалистов. А Герта Вилдерса ждет по-настоящему звездный час — впервые за двадцать лет, проведенных в тотальной оппозиции. Победа правых в Нидерландах станет лишь еще одним подтверждением того, что Европа, измученная идеологическим похмельем, начинает пробуждаться. И горе тем, кто попытается вновь ее усыпить.

Ну а самому Вилдерсу может служить лучшей рекомендацией скандал, который сейчас разворачивается в Америке: местная либеральная пресса во главе с Huffington Post атакует конгрессмена Стива Кинга. Преступление Кинга состоит в том, что он похвалил в своём твиттере Вилдерса. Вот этот твит: «Вилдерс понимает, что культура и демография — это наша судьба. Мы не сможем восстановить нашу цивилизацию с помощью чужих детей».

Источник: https://sputnikipogrom.com
  • 15-03-2017, 22:38
  • Просмотров: 4527
  • Комментариев: 0
  • Рейтинг статьи:
    • 0
     (голосов: 0)

Информация

ВНИМАНИЕ! ТОЛЬКО ЗАРЕГИСТРИРОВАВШИСЬ ВЫ МОЖЕТЕ ОСТАВЛЯТЬ СВОИ КОММЕНТАРИИ.

Пожалуйста зарегистрируйтесь.
Если Вы уже зарегистрированы, просто войдите в систему, введя свое имя пользователя и пароль .

Эксклюзивные подарки от Йосефа Роджеро


  • Sterling Silver Biblical Chess Set
  • Sterling silver clock
  • Sterling Silver Bird
Перейти к подаркам

    Друзья сайта SEM40
    наши доноры

  • 26 июня  Моше Немировский Россия (Второй раз)
  • 3 января Mikhail Reyfman США (Третий раз)
  • 26 декабря  Efim Mokov Германия
  • 25 ноября   Mikhail German США
  • 10 ноября   ILYA TULCHINSKY США
  • 8 ноября Valeriy Braziler Германия (Второй раз)

смотреть полный список