Центральный Еврейский Ресурс
Карта сайта

Версия для печати


"БИ-2": соло для двух гитар

Широкая публика узнала о Леве и Шуре после выхода на экраны нашумевшего фильма "Брат", но группа родилась гораздо раньше. "БИ-2" впервые заявила о себе в 1989 году, на рок-фестивале, проводившемся в белорусском городе Могилеве. Тогда успех группы оказался неожиданным, ведь на одной сцене с ними выступали уже зарекомендовавшие себя музыканты, например "Ногу свело".

А познакомились Лева и Шура еще в 1985 году, в театральной студии "Романтик" при минском Дворце пионеров. Молодежь в возрасте от 14 до 18 лет всерьез увлеклась театром абсурда. Студия осилила вначале Бориса Виана (спектакль закрыли на третьем показе), а затем и Беккета с его пьесой "В ожидании Годо" (эта постановка прожила еще меньше, погибнув от рук комсомольцев уже на втором показе). В конце концов, руководство Дворца пионеров совсем прикрыло тусовку талантливой молодежи. Тогда Лева предложил Шуре попробовать себя на музыкальном поприще.

Затем был Дом культуры шинного завода, в котором ребятам разрешили пользоваться хорошими инструментами в обмен на музыкальное оформление плановых культурных мероприятий. Благо Шура, который почти закончил к тому времени музыкальное училище, играл на бас-гитаре, а Лева сочинял тексты. В итоге, в 1988 году на свет появился коллектив под глубокомысленным названием "Берег истины", в непостоянный состав которого входило человек пятнадцать. То, что вытворяли на сцене подростки, недалеко ушло от театра абсурда.

Году в 1989-м Лева, никогда до этого не занимавшийся вокалом, взял в руки микрофон. Сделано это было из-за отсутствия вокалиста в группе, которая к тому времени уже поменяла свое название на просто "БИ-2" (до этого в группе солировал некий Костыль, отсидевший в колонии для несовершеннолетних, но с ним ребята, мягко говоря, не сработались). Музыку, которую они тогда играли, в общих чертах можно было назвать панком.

В период с 1988 по 1990 год "БИ-2" успели исколесить всю Белоруссию, выступая на различных фестивалях в городах, деревнях и поселках. Одними из самых запоминающихся были выступления в тюрьме города Бобруйска, ресторане колхоза "Рассвет" и на минском фестивале "Тры колеры" ("Три цвета"), где группу прогнал со сцены отряд милиции. Шутка ли - в те годы кого угодно могло шокировать шоу "БИ-2", в котором были задействованы гроб, надувные самолеты и презервативы, бумажные трубы, костыли, Лева в окровавленной рубашке, раздирающий в клочья подушку и выбрасывающий в зал ворохи перьев…

В течение 1989-1990 годов "БИ-2" в домашних студиях Минска записывают свой дебютный магнитоальбом под громким и пророческим для Шуры и Левы названием "Изменники родины". Пророческим потому, что вскоре оба они оказались в Израиле…

- Итак, Шура, вы родом из Белоруссии?
- Да, я из Бобруйска, потом жил в Минске, там и с Левой познакомились.

- …А потом были Израиль, Австралия, и вот теперь вы живете и работаете в Москве...
- Да, в 1991-м я, а затем и Лева, перебрались в Израиль, где уже жили многие наши друзья. Лева отслужил тут в армии, мы сменили много мест работы - от стройки до компьютерной графики. А потом я решил съездить в Австралию…

- То есть это не была очередная эмиграция?
- Нет, просто поездка, которая затянулась на 8 лет.

- Оказывается, в вашем с Левой проекте "БИ-2" был такой длительный перерыв?
- Это не было группой "БИ-2" в нынешнем виде, но Лева продолжал писать тексты, присылал мне, я писал к ним музыку, и потом, когда Лева приехал в Мельбурн, мы их записали.

- В Москву, как и в Австралию, вы приехали на несколько месяцев поработать?
- Ну да, приехали выпустить альбом и остались. Записывали готовые песни, сочиняли новые. В этот же период режиссер Алексей Балабанов предложил нам записать песню к его фильму "Брат": он отслушал много записей разных групп и выбрал некоторые, в том числе и нашу - "Полковнику никто не пишет". Для нас это, прежде всего, было бесплатным промоушеном. Скажу честно: мы подключились к съемкам фильма из чистого интереса. На запись саундрека у нас было всего четыре дня. Не успели бы мы - поставили бы "Последнего героя" Цоя. Но мы успели. Вскоре запись уже крутилась по радио. Правда, никаких денег в чемоданах нам за это не принесли. Меня по сей день удивляет, почему эта песня стала хитом, потому что когда мы ее записывали и делали, эта песня для нас была просто альбомным треком.

- А теперь, когда прошло время, вы можете ответить - стоило ехать из Белоруссии в Россию по такой траектории Израиль - Австралия?
- Ну, во-первых, все наше путешествие началось только из-за путешествия, нам хотелось посмотреть разные страны, вот и все. Естественно, весь этот десятилетний опыт жизни за границами России и Белоруссии дал позитивные результаты для нас.

- Вы не граждане России?
- Нет, мы не граждане России. Я гражданин Австралии, а Лева - Израиля.

- То есть, вы в любой момент можете собраться и…
- Ну, у нас и так бывают периоды, когда мы уезжаем на неделю, на две.

- А так чтобы совсем осесть где-нибудь?
- Да нет. А с чего?

- Ну, например, с того, что по моим ощущениям, вы здесь сделали много: поучаствовали во всех этих "Нашествиях", "Максидромах", "Песнях Года". А тут вам еще и "МУЗ-ТВ" премию дало. Вы преуспели уже в России, чего еще желать?
- Ну и что? Мы сводим новый альбом, он должен выйти уже этой осенью. Сейчас снимаем клип на одну из песен, с нами работает режиссер Гоша Таидзе, съемки проходят в разных интересных местах Москвы, в частности - на стройплощадке одной из будущих станций метро. Предстоит много гастрольных поездок - и по России, и за рубеж - вот, в Израиль. И это, музыка, нас интересует больше всего. Ради песен все и делаем.

- Ну, вот, группа "Тату" преуспела в России и поехала на Запад, и там ей тоже хорошо. И как бы все должны к этому стремиться.
- Ну, я так не думаю. Зачем? Вы понимаете, у каждой группы есть свое место. У "Тату" вот оно такое. И я, кстати, не думаю, что какая-то группа повторит этот опыт. России нужно что-то большее, нежели просто запустить такую группу, как "Тату". Хотя слышал довольно неплохие русские группы, которые поют на английском языке, но это вторично. У "Тату" это просто, видимо, целый комплекс и имиджа, и саунда такого скандального, разухабистого - все сложилось. Но, по моим подсчетам, долго на этом не протянешь, а с другой стороны, я опять повторюсь, они действительно для России сделали больше, чем любая группа или любой исполнитель. Может быть, только Ростропович сделал больше.

- Участием в саундтреке к последующему фильму Балабанова - "Война" вы как-то выразили свое отношение к событиям в Чечне?
- В фильм Балабанова мы тоже попали как-то совершенно случайно. Ситуация была аналогична той, что с "Братом": когда фильм уже собрали, Балабанов стал отбирать группы для саундтрека и выбор пал на нашу песню. А насчет отношения к чеченским событиям, давайте я промолчу. Просто не хочу афишировать свои политические взгляды, чтобы никого не злить, поскольку я сторонник экстремальных мер. Скажу только, что нам, как израильтянам, эта тема затянувшегося регионального конфликта очень близка.

- Не могу не задать вопрос о Сергее Бодрове: вы были с ним лично знакомы, вы дружили?
- Близкими друзьями мы не были, скорее - приятелями, но не такими, которые ходят друг к другу в гости пить шампанское. Встречаясь на каких-то мероприятиях, всегда тепло здоровались, перебрасывались несколькими фразами - и только.

- Скоро в рамках в проекта "Про-рок" вы будете выступать в Израиле вместе с Земфирой и группами "Сплин" и "Мумий Тролль". Что для вас этот концерт - рядовое выступление?
- Нет, для "БИ-2" концерты в Израиле - событие, потому что мы оба прожили в этой стране длительное время, а мои родители и сейчас живут в Ашдоде.

- Как часто вы наведываетесь в Израиль?
- Раза два в год - и с концертами, и просто проведать родителей.

- Что для вас Израиль?
- У меня специфическое отношение к этой стране, но все-таки - отрезок жизни здесь прошел. Вот, друзья приезжают иногда из Израиля, хумус привозят - его Лева очень уважает.

- А вас гастрономическая ностальгия не мучает - по шварме, может быть?
- Да нет, я мяса не ем, и вообще неприхотлив - как в еде, так и в быту.

- Как складываются отношения в вашем дуэте, не испортились ли они из-за растущей популярности? Мы ведь видели, как распалась не одна группа, оказавшись на вершине успеха… То ли влияли финансовые трения, то ли желание доминировать…
- Нет, у нас все пятьдесят на пятьдесят. Мы с Левой знакомы восемнадцать лет, и до сих пор конфликтов не возникало. Мы дополняем друг друга: я пишу музыку, Лева - большинство текстов.

- Вы помните, как познакомились?
- В театральной студии. Леве было лет 14. Он написал цикл надрывных стихов про жизнь и подошел ко мне, и говорит: "Здравствуй, меня зовут Лева, и мне сказали, что я могу к тебе обратиться. У меня друг есть, он пишет стихотворения. Не мог бы ты как человек, который уже имеет представление о поэзии, сказать - стоящий это материал или нет?". И начинает читать какие-то стихи - абсолютно ужасные!

- Вы с детства занимаетесь музыкой?
- Да. Музыкой я начал заниматься в тринадцать лет, когда дядя подарил мне гитару и пару виниловых пластинок. В четырнадцать лет в моей жизни появился первый школьный ансамбль, который просуществовал недолго, потому что это были времена застоя 1984 года, когда нельзя было играть те песни, которые тебе нравились.

- Как складываются ваши отношения с Белоруссией? Помнится, после вашей со "Сплином" песни "Феллини" Лукашенко поставил галочку напротив группы "БИ-2" и сказал: "У них проблемы".
-Да, мы год не могли приехать в Белоруссию. Кроме того, песня изымалась из всех радиоэфиров Белоруссии. Я не думаю, что это Лукашенко. Он даже не слышал эту песню, там есть еще много деятелей, которые занимаются культурой. Они и сделали приписку к этой песне: "Ведет к нездоровому образу жизни молодежи и воспитывает нездоровое сознание".

- А теперь гнев сменился на милость?
- Все стало проще, песни крутятся, мы приезжаем в Белоруссию, все хорошо. В этом году мы там были дважды.

- Группы "БИ-2", как и те же "Сплин", Земфира, Чичерина - относительно новое поколение на российской рок-сцене. Как вас приняли корифеи, коллеги по цеху, на чьих песнях еще вы сами росли?
- Приняли нормально. Мы же не напрашивались, в конце концов, не занимали чье-то место. У нас своя музыкальная ниша, и слушатель свой.

- Возвращаясь к российской эстраде, хотелось бы узнать, как вы относитесь к тому, что при таком большом количестве музыкальных коллективов все просто начинают перепевать друг друга?
- Это естественный процесс, а остается самое лучшее. Каждая группа сама выбирает себе путь, вот у нас он такой, какой есть, а за других я не могу говорить.

- А вы кого перепевали в своем творчестве?
- В юности я слушал очень разную музыку от Police до Joy Division, Sisters Of Mercy, Баха, Depeche Mode, и это, естественно, оставило свой след.

- Это как-то повлияло на ваш музыкальный стиль?
- Да. Мы называем свою музыку продолжением стиля 80-х годов в хорошем смысле этого слова. Я не говорю о советских поп-группах - я говорю о хорошей музыке. Но это все просто оболочка. России в первую очередь нужна песня! А то, как мы эту песню обернем - наши прихоти.

- Другими словами, современные музыкальные тенденции никак на вас не влияют?
- Влияют, но постольку поскольку. Я - меломан, и за месяц через меня проходят 20-30 пластинок, и одну из них я могу выделить для себя. Иногда с удовольствием слушаю гитарную музыку. На сегодняшний день появилось много нового в электронной музыке.

- Какие самые неординарные подарки вам дарили поклонники?
- Как правило, нам дарят всевозможные игрушки, пластинки, фенечки, украшения и значки. В Прибалтике ребята сделали эксклюзивные значки с логотипом "БИ-2", которые мы раздали в группе. У кого-то они висят на ремне от гитары или еще где-нибудь.

- А вы сами какой самый неожиданный подарок делали?
- Наверное, я сейчас и не вспомню… это слишком связано с личной жизнью, а об этом я не хотел бы говорить.

- Есть ли традиция в группе?
- Ни капли алкоголя до конца выступления.

- Что за акция "Про-рок", в которой вы и другие музыканты примете участие в Израиле?
- А приходите - увидите. Я приглашаю всех на концерты, особенно наших фанов, которым - огромный привет и спасибо за то, что слушают наши песни.

Экспресс-опрос:

- Машина?
- Мне больше нравятся японские, но сам я не вожу.

- Кухня?
- Японская и итальянская.

- Еда?
- Я не ем мяса и люблю морепродукты.

- Напитки?
- Свежевыжатые соки, коньяк.

- Спорт?
- Я никакому виду спорта не отдаю предпочтения. Иногда могу посмотреть футбол, но после двадцати минут мне становится скучно.

- Книги?
- Те, которые с картинками и крупным шрифтом.

- Любимый город?
- Иерусалим

- Цвет?
- Черный.

- Запах?
- Свежий.



Мария Шандалова, MIGnews.com Опубликовано: 24-09-2003, 14:55

Оцените статью:
Если Вы заметили грамматическую ошибку, Вы можете выделить текст с ошибкой, нажав Ctrl+Enter (одновременно Ctrl и Enter) и отправить уведомление о грамматической ошибке нам.

Информация

Комментировать статьи на сайте возможно только в течении {days} дней со дня публикации.