Приказано отступить

Приказано отступить



В эти дни исполняется 70 лет операции "Хорев", которая — если ее цели были бы реализованы до конца — могла избавить Израиль от многих сегодняшних проблем. Но как бы то ни было, именно она предопределила исход Войны за Независимость 

Свое название операция получила от горы Хорев, она же Синай, где Всевышний впервые открылся Моисею и где затем евреям была дарована Тора. Название было обманчиво: так далеко заходить на Синайский полуостров ни Бен-Гурион , ни кто-либо другой не собирался.
Начало разработке операции было положено еще в сентябре 1948 года, когда премьер-министр, он же министр обороны Давид Бен-Гурион в ответ на действия иорданского легиона в районе Латруна задумал захватить всю территорию между Рамаллой и Хевроном. Премьер поставил это предложение на голосование, и оно было отвергнуто со счетом 7:6. "Вы сейчас приняли решение, за которое придется заплатить высокую цену всем будущим поколениям еврейского народа!" — в ярости сказал тогда Старик министрам.
Через 19 лет и при других обстоятельствах Израиль занял эту территорию. Но не исключено, что мы на самом деле до сих пор расплачиваемся за проигрыш во времени.
Сразу после отказа от Хевронской операции Бен-Гурион поставил новую задачу: к концу декабря 1948-го — началу января 1949 года полностью изгнать египтян из Негева, а затем занять сектор Газы и прилегающий к нему участок Синайского полуострова. После чего сектор следовало в спешном порядке начать заселять евреями.
Задумать было легко, а как сделать? На этом участке фронта размещались четыре пехотные и одна танковая бригады противника, инженерный и артиллерийский батальоны, авиация и несколько действовавших независимо от египетской армии отрядов ополченцев. Одна из пехотных бригад египтян распределила свои силы на десятках укрепленных форпостов, размещавшихся между Уджой аль-Хафиром (там, где сегодня находится поселок Ницаним и где ООН определила южную границу еврейского государства) и Бир-Аслуджем (нынешний поселок Ревивим). Две пехотные и танковая бригады создали мощную линию обороны на границе сектора Газы, еще одну бригаду ЦАХАЛ взял в окружение в районе Фалуджи (нынешнего Кирьят-Гата).
Игаль Ядин, бывший де-факто начальником генштаба ЦАХАЛа, точь-в-точь как наше нынешнее военное и политическое руководство, опасался, что прорыв и последующий вход в сектор Газы может повлечь за собой огромные жертвы, а потому решил действовать иначе. Для начала он собирался очистить Негев от вражеских форпостов, затем войти на Синай, окружить сектор со всех сторон и взять его, что называется, измором.
Сегодня израильские военные историки сходятся во мнении о том, что этот план был утопическим: ни ООН, ни Великобритания и США, да и вообще ни один серьезный игрок на международной арене не позволили бы Израилю держать Газу в продолжительной блокаде и занимать часть Синая. Трудно понять, как Ядин собирался оставить в тылу окруженную в Фалуджи египетскую бригаду, которая обладала достаточным запасом продовольствия и боеприпасов и была исполнена решимости держаться до прихода подкрепления? Вдобавок ко всему, уже наступил период зимних ливней, многие дороги размыло — на Ближнем Востоке в этот период во все эпохи обычно прекращались боевые действия.
Судя по дневникам Бен-Гуриона, Игаль Ядин разработал заведомо неосуществимый план операции, исходя из убеждения, что египтяне выдохлись и сами подумывают отступить с занятых ими позиций. В этом и заключалась его ошибка: для Египта война за уничтожение только что созданного еврейского государства была делом чести, а поступаться честью египтяне были отнюдь не готовы!
Как бы то ни было, 22 декабря 1948 года Давид Бен-Гурион отдал приказ о начале операции "Хорев", несмотря на то, что разразилась страшная буря, превратившая дороги и тропы в непроходимое месиво. В этот день вся имеющаяся в распоряжении еврейской армии авиация и артиллерия начали бомбардировки и обстрелы сектора Газы, которые привели к немалому количеству жертв – прежде всего, среди так называемого мирного населения. На самом деле это был отвлекающий маневр: пока шел артобстрел Газы, отряд из 120 бойцов 13-го батальона бригады "Голани" глубокой ночью атаковал 86-й форпост египетской армии, стоявший на магистральной трассе, которая вела к Хан -Юнесу. Атака оказалась совершенно неожиданной для противника, и египтяне бежали.



Израильские пулемётчики во время операции «Хорев». Фото: Википедия 

Командующий Южным фронтом Игаль Алон отдал приказ удерживать форпост, как минимум, сутки, пока основные силы будут разбираться с другими форпостами. Но у бойцов "Голани" уже были на исходе запасы продовольствия и, что еще хуже, боеприпасов. По рации им обещали подвезти все необходимое в ближайшие часы, но как это было сделать, если, напомним, все дороги были размыты? Словом, когда в середине дня египетская армия начала контратаку на 86-й форпост, бойцам "Голани" пришлось сражаться едва ли не голыми руками. Они продержались еще несколько часов и решили отступать только после того, как потеряли 28 своих товарищей. Еще 40 бойцов в ходе того боя были ранены, двое попали в плен.
Узнав о случившемся на 86-м форпосте, Бен-Гурион пожелал немедленно обсудить с Ядином, какие коррективы следует внести в ход операции, но выяснилось, что тот уехал в Беэр-Шеву. Старик передал Ядину по рации, чтобы тот ждал его в Гедере, и немедленно выехал туда в сопровождении своего верного помощника Нехемии Аргова.
На экстренном совещании в Гедере было решено, что в отместку за гибель еврейских бойцов на 86-м форпосте следует в первую очередь нанести удар по окруженной группировке врага в Фалуджи. Но массированный минометный и артиллерийский обстрел, как ни странно, не причинил особого ущерба сооруженным защитниками Фалуджи укреплениям и не сломил их дух. Так что, когда бойцы ЦАХАЛа пошли в атаку, они натолкнулись на яростное и грамотное сопротивление. В итоге наши отошли, оставив на поле боя 93 убитых и тяжело раненных, которых египтяне потом добили. Еще пять бойцов были захвачены в плен.
8-01-2019, 02:28
Вернуться назад