Вглядываясь в антипода

Вглядываясь в антипода



Есть люди, с которыми я обычно согласен, а если есть разногласия, то мы можем их обсудить и разрешить. А с другими я расхожусь всегда и во всём — спорь ни спорь. Мы с ними антиподы, каждое моё представление — перевёрнутое его, и наоборот.
Курт Воннегут в романе «Колыбель для кошки» предположил, что люди разделяются по «карассам» — по группам, которые не в состоянии понять друг друга, как бы живущим в разных реальностях. Такое разделение как правило не связано ни с культурой, ни с воспитанием, не объясняется рационально и представляется ниспосланным свыше, кармическим.
В американской, да и в израильской жизни два самых глобальных карасса, не коррелирующих ни с расой или этничностью, ни с полом или сексуальными предпочтениями, ни с религиозностью или достатком — это «левые» и «правые». Межа, разделяющая левых и правых, в последние годы в Америке становится всё шире, разъединяет семьи, ссорит друзей. Люди избегают вступать в брак с представителями противостоящего карасса.
Это легко понять — ведь когда беседуешь с представителем оппозиционного твоему карасса, ты не понимаешь его доводов, он не понимает твоих, поэтому дискуссия быстро переходит в ругань. В американских застольных компаниях из-за этого, наверное, интересные темы обычно не обсуждают; разговоры ограничиваются едой и погодой.
Средства массовой информации в США также поделились на левые и правые, на их страницах царит мир между авторами и читателями, а также между самими авторами. Я помню времена, когда в левой в целом Нью-Йорк Таймс, наряду с тусклыми либеральными колумнистами, печатались яркие консервативные Уильям Сафайер и Эндрю Розентол. Сейчас эта газета по стерильности партийной позиции выдерживает уровень Правды советских времён.
Тем неожиданнее недавняя статья левого лондонского журналиста Бен Юды «Биби был прав» в одном из ведущих либеральных журналов Америки Атлантик, редактируемом Джефри Голдбергом, в своё время избранным Обамой для дачи ему интервью.
Ещё недавно мир Бен Юды выглядел так:
«Я искренне верил, что Обама был на правильной (выделение слов — моё. Б.Г.) стороне истории, и что Нетаньяху и Израиль обречены страдать за их неспособность достичь справедливого урегулирования с палестинцами. Я был убежден, что Обама, и еще больше Обамы — будущее западной политики; что демографические изменения и смена поколений неизбежно приведут к более либеральной, менее дружественной Израилю атмосфере. Биби, сопротивляясь этой тенденции, было ясно для меня, угрожает будущности своей страны».
Бен Юде казалось, что жизнь подтверждает его картину мира:
«Я видел то, что хотел: растущую, непобедимую коалицию Обамы в США, разрастание прогрессивного большинства, которое будет побеждать на каждых выборах, в то время как в Европейском союзе будет продолжаться консолидация общей внешней политики с дипломатией Human Rights Watch и «меркелизмом» для всех».
Как понимать «еще больше Обамы» и «меркелизм» для всех»? Неизвестно где родившийся Обама, сын кенийца — мусульманина-атеиста и революционера, и белой атеистки, которая предпочла Америке жизнь в исламских странах, провёл формирующие детские годы в Индонезии и не принадлежит глубоко ни к какой цивилизации. Иудео-христианская ему чужда, исламская, всё равно — суннитская или шиитская — ближе, но больше всего привлекает Обаму отказ от любой идентичности, даже половой. Ему удалось размыть в США и этот, казалось, неколебимый фактор людской идентичности.
Не испытывающий духовной принадлежности к Западному миру, Обама пытался лишить США ведущей роли в решении мировых проблем и передать её международным организациям, в которых заправляют бюрократы третьего мира — ООН, ЮНЕСКО, Международному суду.
Ангела Меркель, дочь пастора, возможно, тяготится чувством вины немцев за преступления ВМВ. Она пригласила заселить свою страну мусульман, что со временем растворит её грешный народ среди пришельцев. Это соответствует и общеевропейской идее отказа народов от их идентичности. Мир мечты по Обаме и Меркель — никакой, не несущий национального наследия народов.
Конечно, в таком мире — по Обаме и Меркель — нет места государству евреев, хранящему и развивающему религию и традиции более чем трёхтысячелетней давности. В 2009 году, когда Нетаньяху победил на выборах и возглавил Израиль — Бен Юда вспоминает:
11-01-2019, 07:16
Вернуться назад